Заказное материнство

Заказное материнство

Вы не можете иметь детей - это давно уже не приговор. Можно сделать ребенка в пробирке, а можно выносить его в другой женщине – суррогатной маме. За деньги


Без алиментов и проблем

С одной стороны эта тема окружена мифами и недомолвками. С другой, звезды мировой величины не стесняются рассказывать, как заводят себе наследников. Криштиану Рональдо, красавец-футболист, от которого каждая вторая, ну или третья женщина планеты готова родить, пошел и заказал себе Криштиану Рональдо младшего. Единственный родитель. Никаких разводов, алиментов и проблем. Знаменитый режиссер – Джордж Лукас, актер Роберт де Ниро, Рики Мартин, Николь Кидман, Шерон Стоун. Звезды кино и спорта. Отечественные знаменитости тоже не отстают. Ольга Слуцкер, Алла Пугачев, Алена Апина. Филипп Киркоров «родил» через суррогатных мам (сурмам) и сыночка, и дочку. Простые смертные, семьи которых пользуются услугами суррогатных мам, как правило, скрывают подробности даже от знакомых. К тому же, на Западе эта система давно налажена, а вот у нас… Закона о суррогатном материнстве нет, зато есть скандалы и истории, когда суррогатной маме не заплатили, или она шантажирует, что не отдаст, или не забирают больных детей, а то и просто берут одного из двойни.

Ни тем, ни другим

Зинаида Ракова родила мальчика для родителей – заказчиков суррогатной программы. Только они отказались от малыша еще на 5-м месяце беременности. И прекратили помогать деньгами. Выяснилось, что они подстраховались, подсадили эмбрионов сразу двум сурмамам. Как в лотерее – у кого получится. А когда получилось у обеих, то от одной отказались, и, естественно, ничего не заплатили. 

Зинаида Ракова, суррогатная мама: «Сам отец напротив меня сидел и утверждал, что ребенок им не нужен и я так же сама не нужна. Хотя юрист говорил: «Что же вы делаете – он же ваш!». Нет, говорит, у нас уже двое будут».

Как выяснилось, одна из двух суррогатных мам родила для семьи заказчика двойню, а третий, рожденный Зинаидой, остался с ней. Она не стала его сдавать в дом малютки, требовать от биологических родителей алиментов. Однако, через полгода заказчики решили, что третий ребенок им все таки нужен, только Зинаида уже отказалась его отдавать. Генетические родители обратились в суд, но проиграли.

К сожалению, Российские законы пока не могут защитить права ни одной из заинтересованных сторон. Непонятно так же – кто суррогатная мама для ребенка – няня, нанятый работник или родной человек. При этом обе стороны не намерены сдаваться.

Елена Терина – адвокат генетических родителей: «Родители не намерены сдаваться, обстоятельство которое указывало бы на отказ генетических родителей от ребенка не нашло подтверждения. В дальнейшем, эта проблема будет поднята в конституционном суде и в верховном суде РФ».

Зинаида Ракова – суррогатная мама: «Они бесчестно сейчас поступают по отношению даже того же ребенка, от которого хотели изначально избавиться, был не нужен, теперь почему то срочно понадобился. По-всякому оскорбляют, мне это не нравится, я адекватный нормальный человек, который, его оберегает, защищает».

Долгожданные дети, счастливая семья?

Галина и Александр, семейная пара из Омска, 5 лет пытались завести ребенка. Четыре раза делали ЭКО, беременность наступала, но прерывалась. Позже выяснилось, что у супругов несовместимость (то есть даже при нормальной работе организмов обоих партнеров, есть фактор, который мешает процессу оплодотворения). Дополнительные сложности создавала и болезнь Александра. Нужен был донор, либо мужских клеток, либо женских. Но, Александр во чтобы то ни стало хотел биологически родных детей. Галина уступила. Использовали донорскую яйцеклетку. Женщина говорит, что пошла на этот шаг ради любимого мужа, и в 2012 году на свет появились прекрасные двойняшки – Иван да Марья.

Галина, сурмама двойняшек: «Многие родственники считают, что дети похожи на меня, например, сын похож на меня, а дочь похожа на супруга. Лишь потом, когда родственники друзья узнали, что мы воспользовались услугой донорской яйцеклетки, они были очень сильно удивлены, что даже никто подозревать не мог».

Год назад супруги решили развестись. Галина говорит, что это была инициатива мужа. Для Галины предложение о разводе стало полной неожиданностью. Она отказывалась, но муж стал заниматься рукоприкладством, вынудив ее саму подать исковое заявление на развод. В свою очередь, Александр заявляет, что начала жена, а детей использует, чтобы ей досталась большая часть имущества. При этом он не понимает для чего это ей, ведь биологически у Галины с детьми нет ничего общего.

Александр, биологический отец двойняшек: «Они полностью переняли генетические черты мои и моего рода. Все медицинские эксперты говорят о том, что какого-либо генетического материала от матери не прошло, она как инкубатор была в данном случае».

Галина называет бывшего мужа – Александр Викторович, а он ее – инкубатором. Александр утверждает, что сейчас детей обеспечивает он, и не понимает, что бывшая жена может им дать, поскольку она официально уже более 6-ти лет является безработной. Тем временем, Галина занимается двойняшками. Говорит, что она их мать, и какая разница – чья была яйцеклетка, если детей родила она. Юристы соглашаются, по закону все верно. Говорят, что дети ходят в государственный детский сад, а папа им ничем не помогает, хотя и называет какие-то суммы. При этом, по словам Галины у Александра большое количество долгов (больше 12 миллионов рублей), он не может позволить ни платить детям за детский сад, а его задолженность по коммунальным платежам давно обеспечило его подпиской о невыезде. Все документы находятся в открытом доступе – на сайте службы судебных приставов Омской области. Более того, Александр должен ни кому-нибудь, а родителям Галины, т.к. все процедуры ЭКО оплачивал не он, а ее отец. Кстати, в сентябре прошлого года, суд постановил оставить детей с матерью (Галиной). Александр оспаривает это решение, считает, что дети должны быть с ним, ведь он биологический отец, а Галина, так, суррогатная, «инкубатор».

Я тоже тебя сильно люблю…

В этой истории все участники общаются через суд. Буквально перед новым годом в Москве суд постановил забрать ребенка у кормящей матери, и отдать женщине, которая предъявила на него права. 

Свое лицо Светлана скрывает, боится, что ее узнают и все-таки отберут ребенка. После родов она с мужем, новорожденной малышкой и старшей дочерью поехали на Кипр отдохнуть, а теперь не могут покинуть остров. Через суд новорожденного ребенка пытается отобрать, и вполне успешно, Миримская О.М.. Она отказывается от общения с журналистами. Ей чуть больше 50-ти, у нее достаточно денег и «больших» возможностей.

Светлана, ответчик: «Я родила сама в Москве, в обычном роддоме по родовому сертификату, в соответствии с законами РФ, оформила необходимые документы на себя и своего мужа, с которым состою в официальном браке уже 16 лет, это мой ребенок, я его выносила, родила, забочусь и люблю ее».

Госпожа Миримская утверждает, что ребенка она заказала, а беременная суррогатная мать сбежала, втайне родила девочку и оставила ее себе. Миримская предъявляет некое соглашение (правда, только копию), в котором не указаны родители-заказчики. Копия подписана врачом, но он отчего-то умер. Вот с этими доводами Миримская и обратилась в суд. Казалось бы, чего проще: провел генетическую экспертизу и выяснил, чей ребенок. Но ее даже не назначили! При этом суд Миримская выиграла!

Курбанов – адвокат Светланы: «На защите прав матери, которая родила ребенка, стоит Федеральный закон, акт о гражданском состоянии, статья 16, и статья 51 Семейного Кодекса, которая гарантирует то обстоятельство, что матерью в Российской Федерации признается женщина, физически родившего ребенка».

А тут вот такой прецедент! Без генетической экспертизы, без оригинала договора, без врача, который мог бы пролить свет. Даже без подтверждения со стороны главного врача клиники, где якобы проходило все действо, который утверждает, что ни одна суррогатная программа в клинике не проходит.

Голубев - главврач: «Договор о суррогатном материнстве в 14-м году в интересах Миримской и иных лиц не заключался. Оригинала данного договора в клинике нет. Это договор у нас в реестре договоров не числится. Оплаты по нему не получали».

Кстати, Светлана и по возрасту не подходит: в сурмамы – не берут в 39 лет, да и муж ее должен был дать свое разрешение, но его нигде нет. Тем не менее, при всех странностях дела, мамой решили назначить госпожу Миримскую, а против Светланы завели два уголовных дела. При этом ее не выпускают с Кипра, и не дают возможности выяснить, в чем именно обвиняют.

Светлана, ответчик: «Миримская действует абсолютно беззаконно и аморально. Мы будем сражаться и не отступим, потому что мы правы, это мой ребенок, обсуждать даже нечего».

Только как сражаться, если по решению судов ребенок уже не принадлежит Светлане. Хотя по закону, она его родила, и считается матерью – вот такой парадокс. В Ульяновске Зинаиде, которая родила в качестве суррогатной матери, ребенка оставили, равно как и Галине из Омска, а вот в Москве, у Светланы, ребенка решили забрать.

Ведь дети – это не квартирный спор, а их делят, словно квадратные метры. Надо четко понимать, какие документы подтверждают, кто суррогатная мама, а кто родители. И кто, кому, что должен… Нужен закон!

Константин Свитнев – директор компании «Росюрконсалтинг», эксперт в области репродуктивного права: «Чтобы защитить интересы всех сторон, которые принимают участие в программе суррогатного материнства (родителей–заказчиков суррогатной программы, суррогатной матери, самой слабой незащищенной стороны – ребенка, который появляется на свет в результате реализации программы) нужен закон, где будут четко прописаны отношения сторон. В нем необходимо указать: что делать, если родился больной ребенок, должны ли забирать двоих и т.д. Только в этом случае можно будет избежать шантажа, судов, матерей, которых назначил суд. Только закон позволит согласовать и узаконить все условия и интересы сторон задолго до того как ребенок появится на свет».


comments powered by HyperComments