Охота на охотинспектора Якова Березина

Охота на охотинспектора Якова Березина

Как показывает практика, в России от рук браконьеров чаще всего страдают… охотинспекторы. История с курганским охотинспектором Яковом Березиным — тому подтверждение


Охотинспектор Шатровского района Курганской области Яков Березин у своих сослуживцев пользуется уважением. Начальство о нём отзывается коротко и ясно — «принципиальный». Из своих 37 лет Яков 15 отработал в областном департаменте природных ресурсов. Браконьеры всех мастей от него шарахаются — знают, что от Березина точно спуску не будет. Вот только эта принципиальность и сыграла с охотинспектором злую шутку. Он сам стал обвиняемым в уголовном деле.

Начались злоключения охотинспектора в марте 2013 года. Местные жители сообщили Березину, что в лесу кто-то стреляет лосей. Хотя с декабря по август сезон охоты закрыт и убивать животных в этот период — преступление. Яков Березин поехал ловить браконьеров, как и полагается, с сотрудниками полиции. Нашёл пятна крови на снегу, свежестрелянные гильзы и следы снегоходов. Следы вывели в ближайшую деревню.

«В деревне мы обнаружили место разделки животных. Нашли шкуры и останки восьми лосей и одной косули, окровавленный топор, чурку, на которой рубили, — Яков Березин тот день помнит в деталях. Он уже не раз описывал его в своих отчётах. — Охота в закрытые сроки — это уже уголовно наказуемое деяние. Поэтому мои полномочия, как охотинспектора, здесь заканчиваются. Я могу только указать место, проконсультировать. Все остальные действия должна осуществлять полиция».

Полицейские должны были составить протокол, зафиксировать следы браконьерства, найти нарушителей. В общем, действовать так, как обычно действуют на месте преступления. Но правоохранители почему-то стушевались. Работать по свежим следам не стали. Решили отложить всё до завтра. И хотя охотинспектор Березин настаивал, что брать нарушителей надо сейчас же, пока есть улики, полицейские от него только отмахнулись. Уехали. А вернулись, чтобы составить протокол, аж на следующий день, когда никаких следов браконьерства уже не было и в помине. Кто-то, понятное дело, гильзы убрал, окровавленный снег перекопал и шкуры унёс. Хорошо хоть Яков Березин успел сразу сделать несколько фотографий места преступления, чтобы хоть какие-то доказательства остались.

Видя, что охота на браконьеров с самого начала не задалась, Березин подключил своё начальство. «Мы сразу поняли, у кого нужно изымать карабины для проверки, — рассказал заместитель директора департамента природных ресурсов Курганской области Пётр Федотов. — Указали полиции на предполагаемых преступников, но никто ничего не предпринял. Это потому, что среди браконьеров, как мы предполагаем, были высокопоставленные лица, в том числе и из правоохранительных органов».

Всё просто. Очередная ВИП-охота, покрываемая местными правоохранителями. Гулянье каких-нибудь дорогих гостей, или местные «шишки» из администрации развлекались. Поэтому полиция и не чесалась. Вернее, чесалась, но очень вяло. Нет, дело полицейским возбудить, конечно, пришлось. Вызов от местных жителей всё-таки был, против фактов не попрёшь. Вот только браконьеров допросили как свидетелей и отпустили. На том бы всё и закончилось, если бы не назойливый, принципиальный охотинспектор, который продолжал писать заявления. Требовал проверки оружия этих самых «свидетелей», прикреплял к отчётам фотографии, которые ему удалось сделать. В итоге внимание на него обратили. Правда, не так, как надо. Дело по браконьерству приостановили, зато возбудили против самого охотинспектора. Якобы, шесть лет назад он принял от группы охотников взятку в виде снегохода.

«Снегоход этот бесхозный, без документов, стоял в разобранном состоянии в соседней деревне, — рассказал Яков Березин. — Когда-то, шесть лет назад, группа охотников приезжала. Катались, да так и оставили его догнивать. Зато теперь следователи раскопали этот снегоход, говорят, что это взятка мне. Нашли свидетеля, причём одного браконьера местного, которого я не раз штрафовал и гонял. И на его показаниях всё дело основывается».

А за это дело полиция вместе со Следственным комитетом уже взялись со всем рвением. Березина даже арестовали, как особо опасного преступника. Но тут за него горой встали его коллеги и начальство. ­

«У Березина трое детей, младшему на тот момент был всего месяц. Человек работает на государственной службе, никуда не собирается убегать, и к нему применяют самую жёсткую меру наказания, — возмущается Пётр Федотов. — Он ведь не педофил, не убийца, не социально опасный тип какой-нибудь. За что же его под стражу? Мы написали коллективное поручительство и отправили в суд».

Выпустили Березина примерно через месяц. Но разбирательство по его делу идёт до сих пор.

«Десятый месяц идёт делопроизводство. Седьмой следователь Следственного комитета меняется. А когда будет суд — неизвестно. Толковых доказательств против меня нет, одна сплошная грязь и подтасовка фактов», — рассказывает Яков.

Коллеги Березина, которые особенно активно отстаивали его права, теперь тоже оказались под следствием — «за превышение должностных полномочий». Такую формулировку нашли для них следователи. Дело о браконьерстве периодически возобновляют и снова прекращают. Но, судя по всему, далеко оно уже не сдвинется.

Похоже, это уже тенденция — сажать охотинспекторов за то, что мешают браконьерам. Вспомним, для примера, самые громкие случаи. Дмитровский район Московской области. Охотинспектор Александр Довыденко попытался остановить ВИП-охоту — и получил три года условно. Годом раньше в Зарайском районе Подмосковья охотинспектор Андрей Григорьев задержал в лесу браконьеров с тушами лосей. Он тоже получил срок за то, что выполнял свои прямые обязанности. И это только случаи, о которых много писали и говорили. А сколько ещё осталось без внимания прессы? И везде люди пострадали за то, что перешли дорогу сильным мира сего.

К чему же всё это ведёт? Да к тому, что скоро некому будет охранять природу. А как, интересно, это делать, если прав у охотинспекторов никаких не осталось? Задерживать они никого не могут, оружие применять права не имеют, даже если браконьеры оказывают сопротивление. Остаётся охотинспекторам только звонить в полицию и надеяться, что за этот звонок на них самих потом полицию не натравят.

comments powered by HyperComments