Деньги в кубышке

Деньги в кубышке

В России за год на 40% выросло число зарплатных миллионеров. Богатеем?


Оказывается, мы богатеем день ото дня. Исследовательский холдинг «Ромир» объявил, что у россиян в июне на 11,4% увеличился объем свободных денег — это разница между доходами и тратами на необходимые товары и услуги. В мае на семью оставалось по 28,7 тысячи рублей, а в июне цифра выросла до 33,1 тысячи. Кстати, в мае тоже была прибавка на 4,7% в сравнении с апрелем. Расчеты не с потолка, а на основе опросов 15 тысяч домохозяйств в 220 городах страны с населением более 10 тысяч человек. Но не торопитесь нецензурно ругаться: никто никого не обманывает.

В действительности доходов не прибавилось ни в мае, ни в июне. Исследователи считали другое: сколько рублей к июню сумели сэкономить российские семьи — на летний отпуск, обновки на сезонных распродажах и прочие маленькие радости жизни. Именно эти сбережения в «Ромире» называют «свободными деньгами», а в июне они всегда выше — за счет отпускных.

В реальности же сэкономленная заначка оказалась ниже прошлогодней. В минувшем декабре народ смог накопить в среднем по 36,4 тысячи рублей на семью — на новогодние подарки и предстоящие полторы недели праздничных застолий. Деньги, конечно, не ахти какие — в Германии столько зарабатывают за неделю неквалифицированного труда с минимальной оплатой (там она 9,19 евро в час). Но в России в нынешнем апреле «медианная» зарплата за целый месяц оказалась меньше — всего 34335 рублей. «Медианная» — это означает, что у половины страны заработок выше, а у другой половины ниже этой цифры.

Такие данные, принятые во всем мире, ныне опубликовал наш Росстат. И вот тут выяснилось, что они не только понятнее, но и правдивее «среднего заработка по стране», который нам предъявляли как доказательство неуклонного роста народного благосостояния. В нынешнем апреле «средняя» составила 47657 рублей, а кто их видел?

Кстати, более чем 20-тысячная разница между «медианной» и «средней» зарплатой проистекает оттого, что из всех средств, направляемых на оплату труда, почти половина — 48% — уходит на зарплаты 20% самых высокооплачиваемых работников. А самые-самые «верхние» 10% «в среднем» получают по 157200 рублей в месяц. Их «антиподам» — самым низкооплачиваемым 10% работников — достается лишь по 12 тысяч рублей. Разница — 13 раз, хотя по закону от 3 июля 2016-го предельное соотношение зарплат руководителей и рядовых работников не может быть больше 6 раз. Однако этот закон не всех касается и нигде не исполняется.

Любопытно другое: по обнародованным данным Росстата, в стране всего у 11?287 человек месячная зарплата составляет более 1 млн рублей. Но еще два года назад их было почти на 40% меньше — 6988. Да, есть в стране люди, чье благосостояние растет фантастическими темпами. Зато в одной лишь Ростовской области, где статистика насчитала 85 «миллионщиков», более 40 тысяч человек получают зарплату ниже минимальной, установленной федеральным законом, — 11?280 рублей. И за это нарушение тоже никто не наказан.

В той же Германии за упомянутый «минимум» человек должен работать не более 17 дней. А в России с МРОТ подоходный налог вычитают, а косвенно еще и социальные взносы. И таких работников в нашей стране — почти 5 млн. Спрашивается: на какую трудовую отдачу можно рассчитывать от человека, если ему платят деньги, на которые невозможно прожить?

Он и не живет на зарплату, а залезает в неоплатные долги. Что уже признал министр экономического развития Максим Орешкин: у двух третей заемщиков платежи по кредитам превышают 60% месячного дохода. Министр увидел в этом опасность для финансовой системы страны, провал экономики в рецессию уже в 2021 году. И предложил притормаживать объем потребительского кредита, «чтобы конкретные люди, попавшие в трудную жизненную ситуацию, из нее могли бы постепенно выйти...».

Хочется спросить: а больше платить этим людям не пробовали?

«У нас недостаточный уровень инвестиций, — жалуется министр. — Нам нужно развивать человеческий капитал и нам нужно внедрять современные управленческие практики, которые позволят этих людей с этим капиталом совмещать правильно.

У нас где-то государство зашло слишком далеко, а где-то до сих пор присутствует недостаточно эффективно с точки зрения тех норм, которые есть. Главное, что нам нужно исправлять, — максимально уменьшать ручное управление. Институционализация роли государства на разных этапах с серьезным общественным контролем — это то, куда нам нужно двигаться...»

Речи-то правильные. Но на практике правительство продолжает душить экономику, утверждает ректор Российской экономической школы Рубен Ениколопов: «Одной из основных причин вялого экономического роста является новая проблема: резко возросшая налоговая нагрузка на экономику, не сопровождающаяся аналогичным ростом госрасходов. Доходы федерального бюджета за первое полугодие текущего года по сравнению с тем же периодом 2018-го выросли больше чем на 11%, а расходы бюджета выросли всего на 3,7%».

Налицо увеличение фискальной нагрузки на экономику, выкачивание из нее все большего количества денег в широкий карман государства, в закрома родины. Худший способ стимулировать экономический рост придумать сложно.

То есть слова словами, а дела — делами. Тот же Максим Орешкин, заступая в 2016 году на пост главы Минэкономразвития, заявлял: «Малый и средний бизнес — это то, что обеспечивает максимальную гибкость экономики и с точки зрения рынка труда, и с точки зрения новых решений и инноваций. Малый и средний бизнес — это те, кто не боится экспериментировать, внедрять новые решения. Нужно давать таким компаниям возможность становиться крупнее и двигаться вперед».

Прошло более двух лет, и что же? Замеряемый Альфа-банком индекс настроений малого бизнеса снизился — минус 27 пунктов. Это самый низкий за последние три года показатель. Большинство видов малого бизнеса упало в цене. Меньше чем за полгода бизнесы в среднем подешевели на 40%. Опросы малого и среднего бизнеса показывают: главный тормоз экономики — беспрецедентное увеличение налоговой нагрузки.

Мониторинг данных (Институт экономики роста имени Столыпина) о кредитовании показал, что ситуация с уровнем доступности кредитов, который и ранее был низким, еще больше усугубилась. Счетная палата: «Объем кредитов субъектам МСП уменьшается, а реализация государственной программы по развитию малого и среднего бизнеса не способствует увеличению рабочих мест в этом секторе».

Более 96% закупок госкомпании и госпредприятия осуществляют на неконкурентной основе — таков вывод Минфина. Малый бизнес «отдыхает».

Число крестьянских фермерских хозяйств в России неуклонно снижается и за последние 10 лет сократилось почти вдвое. Это происходит на фоне активного развития агрохолдингов, превратившихся за эти годы в крупнейших латифундистов и монополизировавших доходный хлебный экспорт.

Результат — почти миллион предпринимателей уже пропали. Год назад правительство, формулируя нацпроект по развитию предпринимательства, исходило из того, что на 1 июля 2018 года в стране было 19,2 млн занятых в малом и среднем бизнесе. К 2024 году эта цифра должна была вырасти до 25 млн. Но теперь Сбербанк представил исследование, из которого следует, что в стране всего 18,3 млн предпринимателей...

Удивляться нечему: в последние годы закрывается больше компаний, чем регистрируется новых. За 2016-2017 годы было зарегистрировано 3,5 млн предпринимателей, но более 7 млн прекратили деятельность. Лишь 4% предприятий существуют более трех лет — остальные умирают значительно раньше.

В стране закончилась «мода на бизнес-инкубаторы». В Санкт-Петербурге в минувшем декабре прекратил деятельность Первый городской бизнес-инкубатор, существовавший с 1999 года и выпустивший в жизнь более 200 компаний. Нынешней весной в Екатеринбурге закрылся аналогичный «первенец», созданный для поддержки начинающих предпринимателей в мае 2007 года. Через 12 лет власти Свердловской области приняли решение отказаться от его финансирования и выставили инкубатор на продажу.

И это повсеместная практика. Первый вице-президент «Опоры России» Владислав Корочкин объясняет: «Пять лет подряд падают реальные располагаемые доходы населения. Никаких улучшений административного климата не произошло. Плюс растет налоговая нагрузка».

А вот из последних новаций. Парламент принял закон о налоге для самозанятых, а также приравнял личное подсобное хозяйство сельских жителей к предпринимательской деятельности. Депутаты Госдумы от партии «Единая Россия» предложили в 40 раз увеличить штрафы за предпринимательскую деятельность без регистрации или образования юридического лица. Штрафы для бизнеса за непредоставление и задержку бухгалтерской отчетности в ближайшее время могут вырасти в 140 раз — с 5 тысяч рублей до 700 тысяч.

И ведь все это делается в стране, где скоро людей палкой не загонишь в бизнес. Опросы показывают рост настроений в среде МСП на смену сферы деятельности: «Или эмиграция, или закрываться и идти в чиновники». Для сведения: в развитых странах малый бизнес составляет от 70 до 90% всех предприятий. Более половины населения стран Евросоюза работает в этой сфере.

P.S. А тем временем в российском Минэкономразвития появился 14-й замминистра, но ни одному чиновнику высшего ранга не поручили кураторство над малым и средним бизнесом. И даже такого департамента нет в МЭР...

comments powered by HyperComments


ns