Украина выбирает «радиоактивный пепел»

Украина выбирает «радиоактивный пепел»

О том, как власти Украины подвергают риску радиационной катастрофы своих граждан, а заодно и всех «соседей»

Фото: РИА / Алексей Фурман

Ядерное топливо для атомных электростанций Украине до недавнего времени поставляла Россия. Теперь контракт заключён с американской компанией Westinghouse. По оценкам некоторых российских экспертов, топливо этой компании не вполне совместимо с украинскими реакторами советской конструкции и это может вызвать непоправимую катастрофу, по масштабу последствий сходную с аварией на Чернобыльской АЭС.

Мнение на этот счёт высказал доктор физико-математических наук, профессор, ликвидатор последствий аварии на ЧАЭС Рафаэль Арутюнян. Он утверждает, что не было проведено достаточно точных исследований на предмет того, подходит ли американское топливо украинским АЭС. 

«Использование американского ядерного топлива на украинских атомных электростанциях является нарушением стандартов безопасности и может привести к аварии, за которую американская сторона не захочет нести ответственность, — заявил Арутюнян. В США никто бы не позволил такие вещи делать, чтобы использовать топливо, которое не прошло всю цепочку обоснований и тестирований...».

В связи с планами Киева по сотрудничеству с Westinghouse российские атомщики во главе с заместителем председателя Союза машиностроителей России,  депутатом Госдумы Владимиром Гутенёвым направили обращение канцлеру Германии Ангеле Меркель. Специалисты надеются, что Меркель сможет убедить новые власти Украины не рисковать. По предварительным прогнозам экспертов, в случае серьёзной аварии на любой из украинских АЭС так или иначе пострадают жители всех соседних стран. Станции, базирующиеся в западной части Украины — в Ровно и Хмельницком потенциально опасны, в первую очередь, для населения Польши, Венгрии и Германии.

«Учитывая условную легитимность нынешнего руководства Украины, а также тяжёлое экономическое положение, в котором находится страна, полагали бы целесообразным ваше обращение к украинскому руководству с предложением о создании специальной группы в МАГАТЭ для проведения детальной экспертизы безопасности операций по замене топлива на украинских АЭС», — говорится в обращении Владимира Гутенёва к бундесканцлеру.

Кстати, Чернобыльская АЭС до сих пор представляет собой предельно опасный объект, несущий угрозу и Украине, и России, и Европе. Ядерное топливо в повреждённом взрывом реакторе не было полностью выработано, а безопасную консервацию объекта провести не удалось. На Украине по-прежнему не знают, что делать со станцией дальше — в стране нет свободных хранилищ для отработанного ядерного топлива (ОЯТ), как нет и завода по переработке радиоактивных отходов. При этом власти Киева заявляют, что Украина сама в состоянии начать производить ядерное топливо.

Напомним, 28 лет назад, в апреле 1986-го, в результате произошедшей аварии разрушился 4-й энергоблок Чернобыльской АЭС. В связи с радиоактивным заражением местности властями было принято решение об эвакуации города Припять, а сам реактор было решено закрыть цинковым саркофагом. Саркофаг был рассчитан сдерживать потоки радиационного излучения до 2016 года.

Ежегодно требуется более 65 миллионов долларов бюджетных средств для обеспечения безопасного состояния неработающей АЭС. С 2012 года ведутся работы по строительству нового саркофага, который, по оценкам экспертов, рассчитан на 100 лет эксплуатации. Затраты требуются колоссальные — порядка 935 миллионов евро, из которых 550 миллионов выделили страны — доноры чернобыльского фонда «Укрытие», распорядителем средств которого является Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР). Как будут обстоять дела с остальным финансированием, учитывая нестабильную политическую и экономическую ситуацию на Украине, остаётся неясным.

Комментирует тему доктор технических наук, профессор, член Ядерного общества РФ, первый заместитель гендиректора Института проблем естественных монополий Булат Нигматулин.

Nigmarullin.jpg

В мире есть два генетически разных типа водо-водяных энергетических реакторов (ВВЭР): Westinghouse и советский, российский ВВЭР. У каждого типа реакторов есть свои достоинства и недостатки и свой вид активной зоны. У Westinghouse квадратные тепловыделяющие сборки, в которых находятся тепловыделяющие элементы, а у российских реакторов – шестигранные.  Ещё в конце 80-х годов во время «бархатной революции» в Чехии там заявили, что не хотят ставить на 1-й и 2-й блоки АЭС Темелин советское топливо и предложили Westinghouse создать своё топливо, но шестигранной формы. Westinghouse этим занялся, взяв наши чертежи. Через 10 лет построили, поставили, загрузили 1-й блок новым топливом, а 2-й – нашим. Через полтора года чехи отказались от американского топлива и поставили советское. Потому что оно оказалось надёжнее.

В начале 2000-х годов Westinghouse предложил Украине поставить определённое количество ТВСок (тепловыделяющих сборок) на Южно-Украинскую АЭС. Все украинские реакторы работают на российском топливе, поэтому первоначально сделали так: частично загрузили активную зону нашим топливом, частично опытными кассетами Westinghouse. И через полтора года американские кассеты прохудились, и когда их вынимали оказалось, что они «затёрлись». Проблема была в том, что у кассет Westinghouse слишком мягкая конструкция. У российских конструкция более жёсткая; над этим наши инженеры работали ещё с начала 90-х годов. Тогда два предприятия – ОКБМ и «Гидропресс» – построили собственные кассеты, и качество их оказалось примерно одинаковым. У нас до сих пор на АЭС устанавливаются эти два типа кассет. Ну a изделие Westinghouse, как оказалось, надо доводить.

Решение Westinghousе «подвинуть» нас было политическим, но не получилось. Это политически легко поменять идеологию, а инженерную конструкцию поменять не так просто. Требуется серьёзная работа. Это можно проще объяснить. Представьте, вы имеете полностью испытанный, десятилетиями отработанный двигатель, например, для грузовиков. А затем вы разом ставите другой двигатель. Да, размеры совпадают, но его надо доработать, а для этого нужно время, деньги, а ещё важнее, чтобы этот двигатель подходил для многих грузовиков, ведь для двух-трёх моделей – это невыгодно.

Конечно, если Westinghouse окажут политическую поддержку (на Украине), они усовершенствуют свою технологию, но испытания потребуют колоссальных затрат. А это частная компания… К тому же американская технология, как ни крути, будет не хуже и не лучше российской. Наши инженеры работают, ежегодно уходя вперёд. Всё равно придётся нас догонять. Westinghouse придётся входить в один реактор и получать опыт эксплуатации, доводить. Это всё затраты. К тому же наше топливо всегда будет стоить ниже, потому, что у нас серийное производство – мы десятилетиями эксплуатируем 10 ВВЭР «тысячников» только в России. И это работает. 

Но уж если Westinghouse доведёт конструкцию, то проблем не будет. Нужно только им договориться: в одну загрузку вводить только один вид топлива, российское или американское. Тогда удастся избежать дополнительных рисков. Впрочем, это грозит только потерей времени и экономическим ущербом. Никаких взрывов не будет, это нужно понимать, это всё страшилки.

comments powered by HyperComments

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ